Согласие пациента на медицинское вмешательство и обработку персональных данных

«Сайрус хотел составить какой-то хитрый документ и, что самое любопытное, не раскрывал своих карт, хотя обычно бывал со мной откровенен. Мы беседовали довольно долго, но я так и не понял, какого совета он хотел от меня. Я ушел, несколько обиженный недоверием друга».

                              Артур Конан Дойл «Банкир из Уайтхилл-Коттеджа»

 

Не станем уподобляться герою произведения, автор которого, кстати, имел образование врача, и, рискуя потерять доверие, вводить читателя в заблуждение, изложим в данном материале обоснование заключения двух отдельно взятых моментов предшествующих оказанию медицинской помощи.

Получение согласия на медицинское вмешательство и обработку персональных данных как условие предоставления медицинской помощи.

Итак, почему же подписание информированного добровольного согласия на медицинское вмешательство и согласия на обработку персональных данных составляет  сonditio sine qua non[1]?

Ответ на этот вопрос дает нам действующий в настоящее время законодательный порядок устанавливающий обязанность получения добровольного согласия пациента на медицинское вмешательство. Данным  согласием, он наделяет медицинский персонал определенными профессиональными полномочиями, связанными с предоставлением данному пациенту медицинских услуг.

Отметим, что абсолютно любая медицинская услуга представляет собой медицинское вмешательство или комплекс медицинских вмешательств, она направлена на профилактику, диагностику и лечение заболеваний, медицинскую реабилитацию, и как отмечает законодатель:- имеет самостоятельное законченное значение.

В отличие от патерналистского (от лат. patemitas — отцовство) принципа взаимодействия между медицинским персоналом и пациентом, бытовавшим ранее, и лишавшим пациента возможности принимать решения относительно своего лечения, в настоящее время, применяемая совокупность принципов уделяет аспекту информированности пациента большое значение. Таким образом, смысл получения согласия на медицинское вмешательство заключается во влиянии (согласии) пациента на  выбор тактики лечения.

Аспект информированности пациента заключается в предоставлении медицинским персоналом полной, доступной и достоверной информации, включающей сведения о целях медицинского вмешательства, а так же:

—        методах его оказания;

—        его последствиях;

—        рисках связанных с ним;

—        возможных вариантах медицинского вмешательства,

—        предполагаемых результатах вмешательства.

—        возможном прогнозе в случае отказа от медицинского вмешательства

После получения вышеуказанной информации, пациент дает согласие на медицинское вмешательство. Однако следует учитывать, и необходимость предоставления пациентом информации о своем состоянии (различного рода непереносимости, аллергические реакции и т.д.) и течении заболевания (целесообразно предоставить медицинскому персоналу выписки, протоколы диагностических исследований проведенных ранее), все это впоследствии окажет влияние на выбор тактики лечения, не только врачом, но и самим пациентом.

Читателям при посещении медицинских организаций и соглашающимся на медицинское вмешательство, целесообразно обратить внимание на следующие моменты:

— предварительный характер получения согласия пациента на медицинское вмешательство  персоналом медицинской организации;

—  письменная форма оформления согласия на медицинское вмешательство.

Относительно первого момента, отметим предшествие получения информированного добровольного согласия пациента началу процесса оказания медицинской помощи. Второй момент законодательно закреплен[2]  и обязывает  медицинские организации оформлять информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство, исключительно в письменной форме.

 

Вышесказанное позволяет сделать вывод, что получение информированного добровольного согласия пациента на медицинское вмешательство является юридическим подтверждением вовлечения  его в лечебный процесс, и влияния его мнения на выбор методов и тактики лечения.

Несколько слов о защите персональных данных пациента.

Основанный римлянами город Страсбург, являющийся исторической столицей Эльзаса и интеллектуальным центром Франции, еще интересен нам тем, что 7 ноября 2001 года, от имени Российской Федерации в нем, была подписана Конвенция Совета Европы о защите физических лиц при автоматизированной обработке персональных данных (от 28 января 1981 года).  После подписания и ратификации данной конвенции, во исполнение международных обязательств возникших у РФ, был принят Федеральный закон Российской Федерации от 27 июля 2006 г. № 152 ФЗ «О персональных данных». Таким образом, на сегодняшний день он является базовым в сфере защиты персональных данных граждан.

Сформированный помимо вышеуказанного еще рядом актов, законодательный порядок устанавливает обязанность медицинских организаций получать согласие пациентов на обработку их персональных данных. К персональным данным принято относить:  фамилию, имя, отчество, год, месяц, дата и место рождения, адрес, семейное, положение, образование, профессию и пр.. Под обработкой персональных данных в медицинской организации подразумевается сбор, хранение, запись, систематизация и т.д. данных о пациенте. Законом установлена письменная форма согласия, получение которого налагает на медицинскую организацию обеспечение режима конфиденциальности, т.е. защиту от разглашения данных сведений.

При обработке персональных данных, медицинский персонал обеспечивает режим конфиденциальности не только подобных данных, но и сведений составляющих врачебную тайну. Относительно связи этих двух логосов можно сказать, что институт защиты персональных данных имеет значительно более широкое влияние в отличие от института врачебной тайны, и информация ее составляющая относится к фактам и сведениям,  полученным при медицинском обследовании и лечении пациента. Стоит также сказать, что соблюдение врачебной тайны, как важный принцип оказания медицинской помощи, находил и находит отражение в нормах медицинского права. Так, например, условие ее соблюдения было одним из положений «факультетского обещания» (клятва врача) Врачебного устава 1857 года.

Вышеизложенное позволяет сделать вывод о восприимчивости отечественной правовой базы актуальным тенденциям в сфере оказания медицинской помощи и защиты прав граждан.

 

Материал подготовил: Бухтияров А.Э., кандидат юридических наук

 

[1] обязательное условие (лат.)
[2] п. 7 ст. 20, Федеральный закон от 21.11.2011 г. № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»